Человеческая медицина сохраняет человека, ветеринарная медицина сберегает человечество.   C.С. Евсеенко (1850 – 1915)

0

На работу как на фронт

Сейчас глава семьи и главный ветврач станции по борьбе с болезнями животных Октябрьского района всё чаще задумывается о востребованности своей профессии и о том, куда податься молодому специалисту.

Центральную районную больницу в посёлке Каменоломни знают все жители округи: недавно отремонтированные просторные здания и благоустроенная территория стали чем-то вроде визитной карточки посёлка. Неподалёку во дворах в небольшом одноэтажном домике приютилась «больница для зверей», а точнее станция по борьбе с болезнями животных. Здесь тоже виден свежий ремонт и благоустроенная территория – в общем, всё как «для людей», только масштабом поменьше. Но главное, что местонахождение ветеринарной станции знает каждый житель посёлка, и в их представлении эти две больницы – рядом, хотя на местности их разделяют жилые дома и торговые павильоны.

– Мой отец не признавал приставки «мед» или «вет», он говорил, что все мы прежде всего врачи, – рассказывает Михаил Иванович Маслов.

Ему 55 лет, из которых 32 года он работает ветеринарным врачом. С 2001 года Михаил Маслов возглавляет станцию по борьбе с болезнями животных.

Ранее на этом посту трудился его отец, Иван Яковлевич Маслов, основатель семейной династии ветеринарных врачей. По стопам отца пошла дочь Светлана, сестра Михаила Маслова. Она работает ветеринарным врачом в компании «Евродон». Ветеринарную стезю избрала и внучка. Анастасия Михайловна: окончила ветфак ДонГАУ и служит в рядах вооружённых сил кинологом. Вторая дочь Михаила Ивановича Алёна учится на пятом курсе медицинского университета.

Красная тряпка для солдата

Род Масловых происходит из Миллеровского района Ростовской области: по их фамилии и сам хутор назвали. Спустя годы хутор Маслов прекратил своё существование, а род Масловых – живёт.

По зову службы семье пришлось немало ездить по стране. В 60-70-е Иван Яковлевич трудился на Алтае и в Сибири, довелось ему и на побережье моря Лаптевых оленей спасать от сибирской язвы. В 1977 году Масловы вернулись на Дон.

– Отец часто брал меня с собой на работу, кроме того мы всегда держали своё хозяйство: у нас были овцы, куры, свиньи, кролики, – рассказывает Михаил Маслов. –

В заботах и детство прошло: помню, хотелось пойти погулять, а приходилось кроликам траву рвать.

Но несмотря на трудности, сомнений в выборе профессии Михаил Иванович не испытывал: тогда ветврачи были нужны стране как солдаты.

– В 24 года я вернулся из армии и сразу стал главным врачом совхоза №10, там было 400 голов КРС, – вспоминает Михаил Маслов. – У 120 голов выявился некробактериоз, при этом заболевании животные начинают хромать, у них гниют ноги. Каждые три дня приходилось менять повязки, а средств фиксации животных тогда не было. Требовался тяжёлый мужской труд.

Оздоровить стадо от некробактериоза молодому ветврачу удалось в рекордные полгода. А годом позже новая беда: бруцеллёз. Это заболевание опасно для человека. У животных регулярно брали кровь на диагностику, больных отправляли на убой.

– В 1994 году, когда я стал старшим ветврачом-эпизоотологом, в районе было 70 тысяч КРС и 150 тысяч свиней, – вспоминает Михаил Иванович. – Представляете, каким был тогда фронт работы?

Лабораторные исследования не всегда давали ответы на вопросы. При постановке диагноза ветврачу приходилось руководствоваться собственными знаниями, опытом, нередко и интуицией.

– Был случай, в колхозе «Родина» заболели свиньи на откроме. Уже предубойный вес, по 100 кг почти. У всех температура, а других признаков заболевания нет.

Летальный исход, синеют. Ветеринарный врач хозяйства вскрывает животных, а я рядом стою, у меня была небольшая царапина на руке, нельзя было вскрывать, – рассказывает Михаил Маслов. – Но тут ветврача позвали к телефону, и я не удержался, взял скальпель в руки. Ну, потом как положено, руки помыл, продезинфецировал. Направили патматериал в лабораторию, там ничего не нашли.

Но после этого случая у Маслова покраснели руки. Он снова поехал в колхоз и попросил ветврача хозяйства показать свои руки. Оказалось, у него тоже красные.

– Ну, тут уж мне всё стало ясно: диагноз поставлен, биопробы положительные. Это было инфекционное заболевание – рожа свиней. И правда, стали лечить животных от этого заболевания и справились с эпидемией.

Сам же Михаил Маслов, по его словам, вылечился так: пошёл к бабушке, она красной тряпочкой повязала руку, сметанкой помазала, молитву пошептала, и всё прошло.

– Потом уже я вспомнил, что это покраснение – по сути такое же, как солнечный ожог. Вот почему сметана и помогла. Ну, а почему красную тряпочку обязательно надо было носить – этого уж я не знаю.

Спаситель или «враг»?

По какому-то несчастливому совпадению самые сложные случаи болезней выпадали на долю ветеринарного врача в праздничные или выходные дни.

В 2009 году накануне Дня Победы в частном секторе заболели свиньи классической чумой. Тревогу забил ветврач свиноводческой фермы, которая расположена по соседству, Алексей Красный: он опасался распространения болезни.

– Вечером позвонили директору Аксайского зооветснаба Владимиру Летунову, он помог быстро получить вакцину и на следующий день 9 мая привили 5 тысяч животных на ферме, – вспоминает Михаил Маслов. – Кололи все, кто мог в руках шприц держать, в том числе учётчик и бригадир. Но самым сложным было договориться с населением и убедить людей, что больных животных надо сдать на уничтожение.

Запомнились Маслову и 1995-97 годы: в посёлке Новозарянском пришлось ликвидировать вспышку бруцеллёза в частном секторе.

– Время было трудное, работы у людей не было, жили за счёт продажи молока. А бруцеллёзу больше всего подвержены именно молочные коровы. 150 голов тогда нам пришлось убить, люди смотрели на меня как на врага народа. Вместе с ветврачом колхоза Александрой Осадчей мы объясняли, убеждали: бруцеллёз неизлечим и опасен для человека, опухают суставы, поражаются сердце, пищеварительная, мочеполовая системы… Бог миловал, заболевания людей удалось избежать. А через два года стали мы для местных жителей как родные: на борщ приглашали, пирожками угощали. Осознали, наверное, со временем, что мы их самих спасали.

Сейчас работы у ветеринарного врача несопоставимо меньше, чем было раньше. Поголовье КРС сократилось в районе до 3 тысяч голов, из которых молочного стада – 400. Если ООО «Учхоз ДонГАУ» сдаст животных на мясокомбинат, останется и того меньше: всего 200. С сокращением поголовья снизилось и количество заболеваний, и риск их распространения.

Сейчас в стране заговорили о продовольственной безопасности и импортозамещении, поголовье стало понемногу расти, но, по мнению Михаила Маслова, вряд ли положение ветврачей серьёзно изменится в ближайшем будущем.

– Есть перспективы роста поголовья в крупных животноводческих хозяйствах, но значительно меньше – в фермерских хозяйствах и ЛПХ, – рассуждает Михаил Маслов. – Так что работы у ветврачей вряд ли прибавится. У фермеров нет земли и собственной кормовой базы. А для ЛПХ всё упирается в затраты и каналы сбыта.

При прошлогодних ценах на зерно владелец бычка мог заработать на одном животном не больше 25 тысяч рублей за год, то есть, считай, две тысячи рублей в месяц. Стали бы вы за такие деньги в навозе возиться? Производство же свинины, по моим подсчётам, сейчас и вовсе имеет нулевую рентабельность.

Животные не предают

Действительно, всё больше селян, взявшись за калькулятор, отказываются от ведения хозяйства и предпочитают покупать яйца, молоко и мясо в супермаркетах.

Однако Михаил Маслов остаётся верен семейной традиции и держит животных на подворье для себя. Потому что, по его словам, «вкус и качество домашней продукции не сравнится с промышленной».

– Раньше корова была непременным атрибутом сельского двора, а теперь я остался чуть ли не единственным жителем, который держит коров. И из-за этого меня опять же сделали чуть ли не врагом народа, – говорит Михаил Маслов. – Все в селе занялись благоустройством, а корове не скажешь: здесь можно, а здесь нельзя.

Запах и вид навоза вызывают у селян панику. А ещё коровы могут иногда по дороге на пастбище пожевать чьи-то дорогие цветы и испортить ландшафтный дизайн.

Впрочем, всё это вовсе не означает, что профессия ветврача станет маловостребованной.

– Отношения человека с животными – это маркер развития общества, – рассуждает Михаил Маслов. – Люди стали нетерпимы друг к другу. Нередко родственники судятся между собой за деньги, наследство. Но душевная потребность иметь друга у всех остаётся. Таким другом для людей становятся животные.

По словам Михаила Маслова, животные всё понимают и никогда не предают хозяина. Наверное, поэтому численность непродуктивных домашних животных – кошек, собак, попугаев, хомяков – в стране растёт и, возможно, растёт быстрее, чем поголовье сельскохозяйственных животных. Не случайно депутаты Госдумы предлагали законодательно ограничить количество домашних животных, которых можно содержать на единице площади. Животные всё больше становятся для человека друзьями, а не пищей. И это, по мнению Михаила Маслова, может быть непаханым полем для деятельности молодых специалистов. Всё больше появляется домашних экзотичных животных, которые требуют особых знаний от ветврачей.

Сам он менять свою сельскохозяйственную специализацию не намерен.

– Может быть, это звучит старомодно, но для меня по-прежнему самая большая награда, когда звонит селянин и говорит: «Спасибо, Михал Иваныч, ты мне корову поднял».

Инга СЫСОЕВА

Впервые опубликовано: http://www.krestianin.ru/articles/57463-na-rabotu-kak-na-front

Рубрика Наши специалисты, Новости

Поделиться этой записью


Оставить комментарий

Отправить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

© 1889 ГБУ РО «Ростовская облСББЖ с ПО». Все права защищены.